Помешанные на чистоте

40
Главный редактор
опубликовано 6 октября 2017

Несколько лет назад я открыла для себя английскую передачу «Помешанные на чистоте», которая с успехом уже несколько сезонов идет на канале TLC.  Оригинальное название передачи ближе к истине – «Obsessive Compulsive cleaners», его можно перевести, как обсессивно-компульсивные уборщики. Именно из этой передачи я впервые узнала о такой болезни, как ОКР (обсессивно компульсивное расстройство).

Герои передачи – люди, помешанные на чистоте. Они убираются по 6-8 часов в день, моют окна во всей квартире после каждого дождя, пылесосят шторы и воздух в квартире, расставляют статуэтки на полках в идеальной симметрии, дезинфицируют дверные ручки. Обсессивно-компульсивные чистюли живут в стерильных домах, и жизнь их подчинена четким ритуалам, придуманным ими самими. Эта передача быстро стала моей любимой, потому что я и сама помешана на чистоте. Я не лягу спать, пока не вымою зеркало в коридоре, не составлю всю грязную посуду в посудомойку и не вытру насухо раковину на кухне. Уборка дома меня расслабляет, успокаивает и доставляет удовольствие. Но я заметила, что очень часто про людей с излишним педантизмом и страстью к уборке говорят – да это ОКР! Это весьма распространенная подмена понятий. Ведь ОКР – это ментальное расстройство, серьезно осложняющее жизнь.

Название этого недуга происходит от латинских слов - obsessio — одержимость идеей и compello – принуждение. В некоторых странах люди с ОКР даже признаются нетрудоспособными.  ОКР включает в себя неврозы навязчивых состояний, навязчивые мысли (обсессии), повторяющиеся действия (компульсии).  Это расстройство может выражаться в самых разных формах. Кто-то моет руки с мылом каждые 10 минут, кто-то без конца проверяет, выключен ли чайник и закрыта ли входная дверь, кто-то – пересчитывает все вокруг, повторяет определенные числа или наводит дома идеальный порядок, тратя на это 10 часов в день. Навязчивые мысли, которые невозможно прогнать, тоже сильно осложняют жизнь. Это может быть мысль, например, что больной может навредить своему ребенку, если останется с ним наедине.

Классическим примером этой болезни считается страх грязи, микробов, болезней. Именно так и проявляется обсессивно компульсивное расстройство у нашей героини Ольги (имя изменено), которая рассказала Материнству о том, как она живет с двумя детьми и ОКР.

Ольга, 36 лет, страдает ОКР 7 лет

- Оля, расскажите, с кем вы живете? Вы работаете сейчас?

Я живу с двумя детьми. Моему сыну 7 лет и дочке - 5 лет. Я не работаю. Так получилось, что практически сразу из декрета я ушла во второй декрет. Сейчас я ищу работу из дома как раз из-за ОКР. Работать вне дома я не могу.

- Как давно у вас этот диагноз?

Началось все после рождения старшего сына. Т.е. уже почти 7 лет. Все начиналось постепенно. Задолго до этого у меня была анорексия, и я так понимаю, что она была тоже с элементами ОКР. Я боюсь грязи, заразы, болезней. Началось все это тогда, когда младший сын начал ползать и  все тянуть себе в рот. Я тогда начала смотреть, где были эти вещи, прежде чем оказаться во рту у ребёнка.

Так все и началось, очень и очень постепенно. Но неотвратимо, как снежный ком. Сначала я начала мыть все, до чего мог дотянуться ребенок. Мы жили тогда в Питере в общежитии, у нас был кот. Он очень любил сначала поваляться на обувной полке, а потом прийти к нам в постель. И я стала перед сном кота протирать мокрой тряпкой. Мне казалось, что мои действия  абсолютно логичны, и ничего сверхъестественного я не делаю. Наверное, сначала это и правда так было.

Потом я стала бояться уличных штанов. У мужа были длинные джинсы. А в Питере всегда ужасно грязно – там очень много мусора на улице, плевков, бомжей. И я очень боялась гепатита В, которым может заразиться наш ребенок. Почему-то это первая болезнь, которая приходит мне в голову. Я стала думать: вот муж соберет всю эту грязь на улице своими штанами, потом пройдется у нас по полу, по которому ползает наш ребенок, ребёнок всё облизывает, включая пол. И я предложила мужу снимать штаны возле входной двери и по квартире в них не ходить. Муж согласился, он тоже видел в этом логику.

Потом я стала бояться верхней одежды, в которой мы ходим на улицу – поскольку дело было в общаге, одежда висела так, что мы дома постоянно ходили мимо неё, задевая. И как на зло, я на улице стала постоянно встречать то кровь, то плевки. Вот я сижу в троллейбусе и вдруг вижу кровь на окне.  Я не знаю, свойственно ли это для всех людей с ОКР, но у меня повышенное внимание к мелочам, на которые я непроизвольно обращаю внимание. Я все это постоянно замечаю и развидеть уже не могу.

Чтобы справиться со своей тревогой, я стала у всех спрашивать: а так вы делаете? А это вы моете? Оказалось, что все поступают совершенно по-разному. Поэтому я долго не понимала, что есть нормально, а что – уже нет. И долго не била тревогу.  Мой муж был биологом, его мое поведение очень раздражало. У него была своя теория о грязи, о микробах. Отношения у нас всегда были не очень гладкие, а  когда стало проявляться ОКР, стало еще хуже. Мы  тогда ничего не знали об этом расстройстве, собственно, вообще мало кто в моем окружении знает об этом.

«Моя идея-фикс в том, что я должна от всего уберечь своих детей»

- Когда ребенок стал старше, начал ходить, не стало легче?

Стало еще хуже. ОКР у меня  связано с ответственностью. У меня есть идея-фикс, что я должна ребенка от всего уберечь. Вот мы идём по улице, впереди на тротуаре стая голубей. Внезапно они взлетают, и летят низко, прямо над нами. Голубей я тоже боюсь - мне кажется, на них куча паразитов и они переносят всякие заболевания, как крысы. И я начинаю думать – это я виновата, надо было выбрать другую дорогу, или вовремя отойти,  теперь ребёнок может заболеть от этого… Если я не смогу его уберечь от болезни, значит, я не справляюсь и плохая мать, и я виновата.

То, что это не просто какая-то повышенная чистоплотность, я поняла, когда старшему было уже 2,2 года, и я родила дочку. Тогда впервые моя знакомая посоветовала мне психотерапевта определенного направления. Она сказала: может, ты с ней пообщаешься? Вдруг, у тебя – это? Тогда мы думали, что у меня просто фобия грязи. Я начала общаться с психотерапевтом, она сразу сказала, что  не имеет права ставить мне диагноз, потому что диагноз ставит только психиатр. Но это – оно, ОКР.

«Мои родные не верят, что это – болезнь»

- Какой отпечаток ваше ОКР накладывает на обычную вашу бытовую жизнь с детьми?

У меня проблема с тем, чтобы пустить кого-то к нам домой. Я из своего дома сделала крепость, в которую никого не пускаю.

- Никого? Ни бабушку с дедушкой, ни врача, ни друзей детей?

Никого. В нашем доме никто не бывает, кроме нас. И наши выходы из дома очень редки и ограничены из-за того, что случается потом, когда мы домой заходим. Я начинаю мыть всё – стены, полы, дверные проёмы и двери, нас, всё, что мы принесли домой из магазинов. Мою абсолютно всё. Что невозможно помыть из продуктов, я протираю, пересыпаю. Это очень тяжело и занимает очень много времени и много сил. Поэтому выходим мы нечасто.

Когда я рассказываю об этом людям, я сама начинаю смеяться. Как это выглядит? Вот мы приходим с улицы и возле входной двери все полностью раздеваемся. Всю одежду я сразу отправляю в стирку. Мы со всеми предосторожностями идем в ванную, я там сажаю детей и начинаю все отмывать. Мою спиртом стены, полы, везде, где мы шли – коридор, ванную, все стены, все двери, пол, все, мимо чего я проношу нашу уличную одежду. Потом я так же мою все в ванной, протираю стиральную машинку, и нас всех.

«Многие друзья, когда узнали о моем ОКР, перестали со мной общаться»

- Ваших родителей не обижает то, что они не могут попасть к вам домой?

Обижает и очень злит. Они тоже не верят, что это болезнь. Они говорят, что это моя придурь и мой плохой характер, и что я просто не хочу их пускать к нам домой. Наши отношения всегда были непростыми, а сейчас еще больше усугубились. Очень многие мои знакомые не понимают моей проблемы. Сначала я пыталась рассказывать об этом друзьям. И очень многие перестали со мной после этого общаться, думая, что я сумасшедшая, ненормальная, что всё это скоро перерастёт в шизофрению и вообще я могу быть опасна. Сейчас у меня остался очень узкий круг друзей, в основном, виртуальный – на Фейсбуке. А с друзьями в реале я стараюсь об этом не говорить. Потому что уже столкнулась с тем, что мало кто это понимает.

- А в гости вы ходите?

Иногда ходим. Но я стараюсь не злоупотреблять, потому что понимаю, что людям хочется нанести ответный визит, а я этого им дать, к сожалению, не могу. То есть мы ходим в гости к тем, кто в курсе моей проблемы и с этим мирится. Работать вне дома для меня невозможно. Я уверена, что просто умру от тревоги и неизвестности. вдруг я где-то что-то упущу, и дети заболеют по моей вине чем-то неизлечимым?

Хотя все меня уверяют, что когда я начну работать, мне будет просто не до того, и я забью на свои страхи. Но я понимаю, что усилием воли я забить не смогу, буду сходить с ума от страха. Поэтому я сейчас активно ищу работу из дома. Но это очень сложно в моём случае,  я – музыкант и не очень представляю, что бы я могла делать из дома. Приводить к себе учеников я не могу. Няню взять я тоже не могу, не могу пустить детей гулять с кем-то – из-за ОКР мне нужно постоянно контролировать, до чего дотронулись дети, кто мимо них прошел.

- Дети не ходят в сад и школу?

Нет, в сад никто из детей не ходил. Старший на домашнем обучении.

- Это из-за ОКР?

Не только из-за этого. Я еще до родов открыла для себя естественное родительство, всем этим была очень поглощена. И я была нацелена на домашнее обучение. А ОКР просто органично в это вплелось.

- А как на это реагируют дети?

Мы же общаемся с другими людьми, ходим периодически в гости. И дети стали меня спрашивать – почему другие так не делают. Я стала объяснять, что я боюсь грязи, это такая болезнь. Я надеюсь вылечиться.

 -  И как дети приняли эту болезнь, насколько они это поняли? Нет ли у детей каких-то обид, вопросов, почему к ним не приходят в гости друзья, почему они не могут гулять каждый день?

Так получилось, что два лета подряд мы уезжали в гости на все лето. И в гостях у меня симптомы становятся мягче, меня практически отпускает. И впервые этот вопрос прозвучал как раз-таки в гостях. В прошлом году меня старший сын спросил: а почему мы тут так не делаем, как дома? И я стала все объяснять. Дети восприняли спокойно. Они в этом живут с рождения, привыкли к тому, что к нам никто не приходит в гости. Обид у них не возникает. Конечно, мне хочется скорее избавиться от ОКР. Потому что дети будут расти, и я не  знаю, как это все будет выглядеть дальше. Чем старше они будут становиться, тем, мне кажется, всем нам будет сложнее.

«Дома я чувствую себя в безопасности, боюсь только окон…»

- Как проходит ваш день? Гуляете, я так поняла, вы не каждый день.

Нет. Этим летом мы выходили через день, и это было очень тяжело. Потому что очень много сил и времени уходит на отмывание всего после прогулки. Как правило, мы выходим по каким-то моим делам, иногда встречаемся со знакомыми с детьми, иногда гуляем на площадках.  От того, что я много времени трачу на постоянные отмывания и протирания, я очень вялая и обессиленная.

Поэтому я все делаю очень долго и медленно. Дома я чувствую себя в безопасности, боюсь только туалета и окон. Окна – потому что там скапливается уличная грязь. А туалета я боюсь необъяснимо, просто боюсь и все. Я мою унитаз после каждого использования, и это тоже занимает много времени. Потому что я мою не только унитаз, мою стены вокруг, пол. Если мы не выходим на улицу, я трачу около двух-трёх часов в день на уборку, иногда больше.

- И окна тоже моете каждый день?

Нет, окна я не мою. Протираю подоконник, батарею и пол вокруг окна, в радиусе метра, примерно, так же на балконе. И просто стараюсь к ним не подходить и не пускаю к окнам детей.

- А продукты?

Ну вот мы ходим в магазин раз в неделю, потом забуриваемся с продуктами домой и сидим дома всю неделю.

-  Дети не сходят дома с ума, не стоят на головах?

Нет, у них игры, занятия. Они, может, мало бывают на улице, зато у них очень богатая фантазия и воображение. Я стараюсь дать им какую-то физическую активность, занимаюсь с ними чем-то вроде адаптированной акробатики и мягкой школы. Пока они сидят в ванной после улицы, когда я все протираю, я придумываю им всякие игры, кормлю их, учим вместе стихи и песни. Это тоже отнимает много сил. Еще я для себя постоянно что-то придумываю, поскольку мне очень тоскливо протирать полы, стены одним и тем же способом, я придумываю себе всякие штучки. Например, распшикать эфирное масло со спиртом, чтобы дезинфицировать воздух. С ОКР у меня стал очень изворотливый ум.

- А у психиатра вы не были?

Нет, к психиатру я не пошла. Потому что психиатр нужен, чтобы выписать медикаменты. А конкретно ОКР медикаментозно практически не лечится. А если и лечится, это означает, что нужно пить лекарства непрерывно всю жизнь, чтобы не возвращались симптомы. Я не представляю, как это. Я была против этого еще и потому, я кормила детей грудью. Я была с двумя детьми одна, муж был все время на работе, часто ездил в экспедиции. Как я буду принимать антидепрессанты, и как я буду в таком вялом состоянии справляться с двумя маленькими активными детьми?

Вообще, с ОКР и психотерапией все сложно. Официально только два направления заявляют, что они работают с ОКР. Это краткосрочная терапия.  Парадоксальный метод и когнитивно-поведенческая терапия.  Причем, каждое направление заявляет, что только они помогают, а все остальное – неэффективно.

Но на самом деле от ОКР можно избавиться разными методами. Я очень уповаю на гештальт-терапию. Моя первая терапевт использовала как раз краткосрочную терапию, парадоксальный метод. Она тогда только начинала и, насколько я понимаю, фактически обучалась на мне. Как раз во время нашей терапии начались наши сложности с мужем. Он очень давил на меня, хотел, чтобы мне давали задания. Он хотел видеть результат здесь и сейчас. Вообще, хотел, чтобы все это очень быстро прекратилось – буквально за 2-3 сеанса. Постоянно вмешивался в процесс, хотел присутствовать на сеансах.

В итоге терапевт сказала, что так работать невозможно. Что муж сам создает такие условия, когда я просто из чувства противоречия не могу перестать, потому что он на меня все время давит. Психотерапевт извинилась и сказала, что так она работать не может. И мы надолго оставили эту тему. Муж  жалел на это и времени и денег, часто он говорил: я не верю, что  это - болезнь. Я думаю, что ты просто манипулируешь, или что тебе нечем заняться. И что я должна просто усилием воли это побороть. А если это все-таки болезнь, то я должна “попить таблеточки” и излечиться. Я спрашивала: а если мне придется пить эти таблетки всю жизнь? А если они подорвут уже мое физическое здоровье? На  что он ответил: это уже не мои заботы, главное - ты не должна создавать нам всем проблем, чтобы я и дети могли жить нормально. Даже ценой твоего здоровья или жизни.

Потом, когда муж уже ушёл из семьи, он сказал, что не испытывал чувств ко мне никогда, и ОКР было последней каплей. если бы не оно – он ещё как-то смог бы терпеть меня, но с этим расстройством у меня ему было слишком тяжело.

- А в детстве у вас не было страха перед грязью, микробами? Не были вы самой аккуратной девочкой в классе?

Нет, не была самой аккуратной. И не боялась, а вернее - не думала об этом. Мне кажется, это у меня наследственное от мамы. Т.е. я видела, как она себя ведёт, как относится к тому или иному явлению. Может быть,  вы читали книгу «Похороните меня за плинтусом», нас воспитывали с сестрой примерно также. Особенно показательна была сцена в туалете поезда, куда мальчик пошел без бабушки, закрылся, не смог открыть дверь, а потом упал в эту лужу на полу. И бабушка его протирала спиртом.

Нас с сестрой примерно так же воспитывала наша мама. Если мы ехали в поезде, нам ничего нельзя было трогать. Нельзя было сесть на полку, трогать матрас без белья, класть что-либо на незастеленый газеткой столик. Мы никогда не проходили в квартиру в обуви, если что-то забыли. Надо мной все смеялись, потому что я с детства была приучена новые зубные щетки обдавать кипятком, больше никто так не делал (а сейчас я так не делаю, кстати). Обязательно стирали и гладили новые полотенца перед первым применением.

Я понимаю, что у всех дома устроено все совершенно по-разному. Грань между нормальностью и ненормальностью очень сложно нащупать. Моя подруга говорит, что она каждый день  моет пол и  унитаз, и что она уверена, что так делают все.  Но “все”  говорят по-разному, кто моет 1 раз в неделю, кто  раз в две недели. Но у мамы моей это постепенно как-то прошло. До такого маразма, как у меня, у нее все это не дошло. Когда моя сестра родила ребенка, у нее началось примерно то же самое. Она обдавала все вещи кипятком, всех заставляла переодеваться в только что поглаженое. Но у нее это тоже постепенно прошло, хотя у нее до сих пор есть какие-то перегибы, которые даже мне кажутся странными.

- Например?

Например, она ребенку утром и вечером протирает рот перекисью внутри.  Наматывает бинтик на палец, смачивает в перекиси и протирает дочке рот.

- В какой обстановке вы чувствуете себе наиболее тревожно?

В магазинах, транспорте, на улице. Я не люблю, когда вокруг много людей. Я постоянно как бы сканирую пространство вокруг себя, а когда людей много, это сложно. Еще я просто ненавижу рынки. Я очень боюсь мусорных баков и урн,  не разрешаю детям к ним близко подходить. Чем больше людей вокруг, тем мне хуже. Вокзалы, метро, общественные туалеты – туда я даже заходить боюсь.

Я очень хочу вылечиться, но сейчас все упирается в то, что нет финансов на мою терапию. Я долго надеялась, что мое ОКР сможет пройти само. Или что я смогу сама докопаться до причины моего расстройства. Я очень много читала про ОКР, много читала про иммунитет, как он укрепляется от контакта с грязью. Но, к сожалению, на меня это никак не действует. И все прочитанные книги тоже не помогают.  Сейчас я понимаю, что без терапии я сама не справлюсь. А на терапию нужны деньги, которых у меня нет.

«ОКР дает мне чувство безопасности»

Я думала над тем, что дает мне ОКР и поняла, что оно дает мне чувство безопасности. У меня очень сложные отношения с некоторыми родственниками. Некоторые из них рвутся к нам домой, причем достаточно  бесцеремонно и навязчиво. И меня это ужасно злит, у нас идет такое противостояние. И я даже в какой-то момент думала, что мое ОКР для того, чтобы обозначить границы с другими людьми.

Возможно, так и есть. Я думаю, что если я начну терапию, то научусь эти границы выстраивать уже по-другому. Когнитивно-поведенческая терапия – это не тот путь, которым я хочу избавиться от своего ОКР. Во-первых,  это очень жесткий метод. И он даст мне только избавление от ОКР и ничего больше. Мне нужно выстроить защиту по-другому, чтобы ОКР был не нужен. Когнитивно-поведенческая терапия выглядит примерно так – если вы боитесь крови, сходите на помойку, испачкайтесь кровью и не мойте руки 2 недели. Я просто не смогу это сделать. Это нужно делать с психотерапевтом, который должен быть постоянно рядом с клиентом. Я не очень представляю себе такое. 

И потом – у меня дети. У меня все изначально началось из-за страха за детей. Я не смогу 2 недели не прикасаться к воде и не мыть детей. Я просто сойду с ума от ужаса за них. Я считаю, что мне нужно прорабатывать не только это, а тему границ и все остальное.  Я думаю, что выход в этом.

Комментарий специалиста

Елена Петрикина, психолог, гештальт-терапевт

- Елена, как отличить повышенную чистоплотность от ОКР, по каким признаком можно понять, что уже пора бить тревогу?

ОКР - это невроз, характеризующийся наличием обсессий (навязчивых мыслей) и компульсий (навязчивых действий). Как правило, действия возникают после мыслей, как реакция на них, попытка справиться, остановить поток внутренних переживаний, придать форму идеям, возникающим у человека с ОКР. Например, идея уборки у нашей героини связана с мыслью уберечь своих детей от болезней, грязи. Этот страх жил в голове и приобретал всё более и более витиеватые формы. Договориться внутри себя было уже невозможно, поэтому проще было поступать в логике тех идей, которые рождались у Ольги. Так, для того, чтобы справиться с навязчивыми мыслями, героиня разработала систему навязчивых действий (компульсий). По мере прогрессирования болезни прямые корреляции между обсессиями и компульсиями иногда теряются и очень сложно найти пусковую идею или событие, которые начали процесс.

Когда можно понять, что пора уже бить тревогу? Например, когда вы с температурой 40, в поездке или когда падаете от усталости, не можете лечь спать, если не выполните свои привычные ритуалы по уборке, то это уже можно рассматривать, как навязчивость. Если вы сохраняете к происходящему критичность и делаете вышеперечисленное, потому что так вам приятнее и комфортнее - это скорее привычка, которой можно если только позавидовать.

- Можно ли самостоятельно справиться с ОКР?

Люди с ОКР нуждаются в медикаментозной терапии и/или психотерапии, но очень часто стремятся справиться с этим самостоятельно. Это связано с тем, что механизм возникновения, формирования и развития ОКР можно описать фразой “Если я не позабочусь о себе, обо мне никто не позаботится”. Для человека с ОКР симптомы болезни становятся и мучением, и защитой от окружающего мира. Так, например, Ольга приводит пример с чувством безопасности. В ее случае симптомы ОКР помогают ей выстроить границы в отношениях с родственниками. Именно поэтому самостоятельно избавиться от симптомов ОКР крайне сложно. Практически всегда при потере симптоматики (в данном случае – потребность мыть, протирать, отмывать) клиент ощущает одновременно потерю всяческих опор в своей жизни. А это вызывает ужас и откат обратно к болезни.  

- ОКР передается по наследству? Какие причины лежат чаще всего в основе ОКР?

Про наследование точных данных нет. Но, в целом, ОКР у детей, чьи родители страдали этим заболеванием, проявляется чаще. Наследуется некоторые особенности организма. Например, гормональный фон. При соответствующих неблагоприятных условиях (воспитание, сильные стрессы) это может запустить формирование ОКР.

Фильмы про ОКР:

«Авиатор» - Говард Хьюз в исполнении Леонардо Ди Каприо страдал ОКР

«Лучше не бывает» главный герой Мелвин Аделл в исполнении Джека Николсона страдал ОКР

В сериале «Клиника» доктор Кевин Кейси в исполнении Майкла Джей Фокса страдает ОКР со множеством ритуалов

В фильме «Грязная любовь» герой страдает ОКР и синдромом Туретта

В фильме «Внутренняя дорога» один из главных героев страдает ОКР

 

Источник: Materinstvo.ru


Похожие публикации

30 января 2018 • Статья

Лайфхаки для молодых мам

Главный редактор
Конечно, молодая мама не сразу выстраивает оптимальный режим дня, не успевает делать множество дел одновременно и из-за этого может почувствовать себя не только уставшей, но и получить серьезный стресс.
29 января 2018 • Статья

Вредные привычки у детей: как отучить?

Главный редактор
Вредные привычки есть не только у взрослых. Ковыряние в носу, сосание пальцев, привычка грызть ногти нередко доводят до остервенения даже самых спокойных родителей.
22 января 2018 • Статья

Как я с мужем обязанности делила

Главный редактор
Даже эмансипированным француженкам в браке приходится брать на себя около 80% домашних обязанностей. Нам, с нашими домостроевскими традициями вообще молчать нужно.

Сказать спасибо (161)  •  Другие публикации автора